Конституция шнауцеров - главное завоевание

О биомеханике собак всегда думали и писали единицы людей: очень уж невыигрышная тема. Редакторы начинают кривиться, читатели почти ничего не понимают. "Высокая материя", одним словом. Зато об анатомии умеют рассуждать все! Просто какой-то парадокс. Казалось бы, чего сложного — одно является составляющей частью другого. Но не все так легко. Несложно научиться видеть недостаток строения собаки, гораздо труднее увидеть животное в целом. Это умение приобретается большим опытом и способностью к анализу увиденного.

Нетрудно читать материал о выставках, но проблемы в строении собак не исчезают. Они имеют свойство накапливаться, а потом вдруг, внезапно, неожиданно, как гром среди ясного неба обрушиваться и требовать кардинальных и болезненных решений.

Господа шнауцеристы! Тема, которую разрабатывает А. Новоселов — трудна, т.к. он пытается "проверить алгеброй гармонию" и результат донести до широких масс. В этот материал нужно вчитаться, затем вдуматься и осмыслить. Попробуйте!

Успехи в развитии любой породы проявляются в достаточно схожей форме, тогда как неприятности в любой из них «приходят» по своему. Вмешавшись в традиционный спор Санкт-Петербурга и Москвы о том, какими путями должны развиваться наши породы, возьму на себя смелость отвлечься от дискуссии о длине шерсти шнауцера и обратить свое внимание на более актуальные вопросы. Основной злободневной проблемой автор считает ситуацию, когда после длительного «разведения в себе» советская кинология сумела создать достаточно ярких и самобытных представителей в каждой из пород. Произошедшие за последние годы изменения политической и экономической жизни, сделали возможным практически любой импорт «новых кровей». Стало возможным привезти фактически из любого питомника мира собаку, но практическая реализация адаптации импортированных производителей к нашему поголовью показала, что расхождение между ожидаемыми и реально вырастающими животными оказывается велико. В разных странах традиционно сложились устоявшиеся типы собак, речь вести следует даже об устойчивых, отличающихся друг от друга типах шнауцера, разводимых различными питомниками в пределах одной страны. Неудивительно, что намешав это все в самых различных комбинациях, мы получили удивительный «винегрет».

В той или иной форме диспуты о так называемых внутрипородных типах постоянно возникают и приобретают все более напряженный характер. Безусловное отрицание и неприятие, не подкрепленные обоснованными доказательствами, едва ли положат окончание спорам. Автор предлагает предпринять попытку спокойного рассмотрения границ, внутри которых изменчивость отдельных статей особей можно рассматривать как многообразие  существующих  внутрипородных типов, выход за их пределы должен рассматриваться, как недостаток или порок (в зависимости от степени выраженности).

Написано много книг о невозможности создания технологии объективной оценки качества экстерьера собаки, не говоря уже о ее нервной системе. Экспертная оценка достаточно субъективна, но никакое математическое или статистическое приближение не имеет даже теоретических шансов быть в той же мере всеобъемлющим и комплексным. Почему-то постоянно противопоставляются оценка эксперта и попытка описать животное с помощью ряда количественных характеристик, хотя два этих способа только взаимно дополняют друг друга и помогают глубже проанализировать процессы, происходящие с породой. Эксперт на выставке дает описание отдельным особям; он может сказать после окончания экспертизы, что его тревожит повсеместное отсутствие костяка у собак, их облегченность. Но его высказывания легко могут быть приписаны к простому  снобизму,  наподобие:  «А  вот  в   наше время.....» или «А вот у нас в клубе этого давно нет...».

Когда мы пытаемся с помощью индексов описать одно конкретное животное, получается неясный образ, по которому тяжело воссоздать в сознании реальную собаку. Другое дело, когда мы описываем группу собак. Индексное описание является одной из многих граней, характеризующих обозначенную популяцию, но именно такое изучение может позволить выявить тревожные тенденции в ее развитии, те, которые будут замечены зорким, но все же несовершенным взором эксперта несколько позже. Математическое исследование популяций можно назвать инструментом раннего предупреждения тревожных тенденций в их развитии.                       

Итак, давайте попытаемся перечислить характеристики шнауцеров. Это высота в холке, индекс формата, масса собаки. Последняя характеристика в достаточной мере относительна и ее, отчасти, можно заменить на индекс высоконогости и индекс костяка. Оперируя всеми вышеперечисленными характеристиками, можно составить впечатление о том, каким должен быть шнауцер: крепкий, мощный, но не грубый; элегантный, но не сухой или высокий на ногах. Учитывая взаимосвязь строения и психики собаки, данные параметры предопределяют и тип ВНД животного.

Желаемый коэффициент высоконогости должен составлять 50%. Это значит, что высота собаки в локтях делит высоту в холке пополам. Автору хотелось бы отметить, что многие эксперты путают понятия мелкой грудной клетки и собаки «высокой на ногах». Ниже приводятся - четыре иллюстрации (см. рис. 1; слева на право), которые, надеюсь, поставят все точки над i. Первой показана собака с индексом высоконогости 50% и глубокой грудной клеткой; вторая собака с тем же индексом высоконогости и мелкой грудной; третья собака несколько приподнята на ногах, при достаточно глубокой для нее грудной клетке; четвертая - высокая на ногах собака с мелкой грудной.

 

 

 

 

 

 

 

Почему так важно рассмотрение этих вопросов? Часто отмечается стирание граней между строением таких пород, как ризены и черные терьеры, миттели и керри блю терьеры. Только недальновидные судьи могут полагать, что отличия между этими породами заключаются лишь в качестве и длине шерсти. Но история развития указывает, что движение различных пород в сторону стирания различий между ними приводит в результате к исчезновению одной из пород, т.к. ее занимает другая. В книге Юнга шнауцеры описываются как «скорее приземистые и коренастые, чем стройные". Думается, что очень многие эксперты и разведенцы позабыли об этом, принеся очень важные черты шнауцера в жертву легким движениям. Очень важны, конечно, легкие и продуктивные движения, но избирательная селекция, когда одним свойствам присваивается больший удельный вес, чем другим, - опасна; этот дисбаланс не замедляет сказаться на поголовье. Следует задуматься и над тем, что при упоминании слова «тип», споры в подавляющем большинстве случаев касаются телосложения собаки. Редко кто подразделяет собак на типы, исходя из характера их движений. Исключение из рассмотрения общего типа собаки приводит к выхолащиванию желаемого типа шнауцера. Получаемые собаки могут быть красиво пострижены, показывают очень легкие красивые движения. Зачастую такие животные получают высшие оценки, побеждают. Эксперт затрудняется объяснить наличие чего-то неуловимого, что «режет» глаз: крупная голова, собака достаточно крепкая, прекрасно приготовлена, великолепно показывается. И все же нечто, трудно описываемое словами, настораживает. Это нечто - «отсутствие в собаке шнауцера», отсутствие ярко выраженного типа. Кстати сказать, первые интерэксперты, посетившие СССР, отмечали, что нашим кинологам удалось почувствовать, сохранить и закрепить прекрасный тип шнауцера, который во многих странах мира был безвозвратно утерян. Но нет пророка в своем отечестве, и огульная демократизация всех слоев общества, которая не могла не затронуть и кинологию, семимильными шагами выравнивает уровни поголовья "у них" и "у нас". Кто только от этого выигрывает?

Не следует забывать, что европейская кинология зиждется на частных питомниках. Между ними существует очень жесткая конкуренция и, вливаясь в огромную семью цивилизованной кинологии, мы волей-неволей становимся участниками этой конкурентной борьбы. Необходимо также помнить, что ее участники - обычные люди из плоти и крови и ничто человеческое им не чуждо. Эйфория после принятия нас в ФЦИ (пусть и контракт - партнерами) прошла и, трезво взглянув на происходящее в международной кинологии, становится ясно, что смысл всей конкурентной борьбы - это больше, чем просто выяснение, чья собака победит сегодня. Идет соперничество между различными типами шнауцеров за лидерство, превосходство. Для достижения цели зачастую используются не вполне спортивные способы, ибо чем выше ставки, тем азартнее борьба и, как принято говорить, используются «политические» способы достижения цели.

Все вышесказанное поясняет первостепенную  важность  глубокого   понимания  термина «тип», что даст возможность увидеть сильные и слабые   черты   различных   типов,   после чего становится более реальной культивация лучшие качеств собаки и уход от существующих недостатков. Если вспомнить, что морфология собаки кореллирует с ее психикой, то выбор и закрепление желаемого анатомического типа обязательно скажется в стабилизации вполне определенного характера поведения. В большинстве стандартов движения описываются, как свободные и размашистые. Движения терьеров и шнауцеров, тем не менее, различны по характеру; каждой породе свойственны особенности движения, которые являются ее «изюминкой» и следуют из особенностей ее анатомического строения. Таким образом, движения собаки, являясь производными от ее строения, так же определяются типом собаки.

Итак, постараемся более детально рассмотреть отдельные элементы, вместе составляющие понятие типа.

1. Размеры собаки. Здесь должны рассматриваться одновременно рост, индекс формата, индекс высоконогости, индекс костяка, характер омускуленности. Все эти термины понятны и оговорены в стандарте. Обязательным представляется равенство всех этих параметров (за исключением, естественно, роста) для ризенов, миттелей и цвергов. У всех трех пород самым главным является то, что прежде всего они - шнауцеры. Странно слышать реплики о том, что ризен может быть несколько высоконогим, т.к. хоть он и шнауцер, но не миттель, или, что цверг не должен быть в той же мере крепок, хорошо омускулен и глубок, как все тот же миттель. А когда такие собаки являются лидерами рингов, становится хорошо объяснимым происхождение демагогических рассуждений о том, что ризен является увеличенным подобием стандартного шнауцера, а не его увеличенной копией. Если к этому добавить подробнейшие пояснения к стандарту с указанием «желаемого» направления развития породы и все это, умноженное на традиционное трепетное «заглядывание в рот» представителей глубинки сегодняшним лидерам, сводит почти к нулю вероятность появления попыток изменить существующий тип собак, а не трактование стандарта.

2. Следующая очень важная составляющая понятия "тип" - углы сочленения передних и задних конечностей. Для простоты изображения с пояснениями будут максимально схематичны. Главное - понять изменения в статике и кинематике собаки, привносимые при изменениях углов сочленения животного (см. рис. 2). Будет считаться при рассмотрении передних конечностей, что длина лопатки и плеча равны друг другу и образуют угол 100. Приняты следующие обозначения:

1 - точка холки, точка крепления лопаток;

2 - точка  плечелопаточного  сочленения; 

3 - точка локтя.

 

 

 

 

 

На иллюстрации «а» изображена комбинация, кажущаяся автору наиболее оптимальной. Наклон лопатки к горизонту составляет 50. Вертикаль, опущенная через холку, проходит через отвесно поставленное предплечье. Соблюдение этого принципа облегчает эксперту визуальную проверку правильности строения пояса передних конечностей. Исследования, проводившиеся неоднократно, показали, что самым продуктивным является такое строение переда собаки, когда лопатка наклонена к горизонту под углом 45 (иллюстрации «б» и «в»). Изображение «б» показывает ситуацию, когда при этом угол плечелопаточного сочленения равен 100 и длины рычагов равны друг другу. На рисунке «в» ситуация изменена больше. Угол остается 100, но удлинение лопатки по сравнению с предыдущей схемой вызвало укорочение плеча. Сохранение его длины может осуществиться двумя путями: либо уменьшением угла плечелопаточного сочленения, либо изменением индекса высоконогости в пользу увеличения приземистости собаки (осмелюсь последнее сразу убрать из рассмотрения). Если собаке «в» достанется по наследству укороченное плечо, то угол плечелопаточного сочленения может еще более открыться, создавая, тем самым, своему обладателю прямой фронт. Развитие ситуации от «б» к «в» увеличивает расстояние между вертикалью, опущенной из холки и предплечьем. При практически одинаковой длине шага именно на эту величину возрастает вынос предплечья вперед и уменьшается его отмах назад. Я вполне сознательно не даю оценки этому явлению, просто обращаю внимание на характер изменения движений. По сравнению с рисунком «а» два следующих показывают собак, где положение плеча ближе к вертикальному. Вспоминая о том, что длина и положение плеча обуславливает длину к положение шеи, можно предположить, что у первой собаки будет менее вертикальный постав шеи, чем у двух следующих. Первый и последний рисунки похожи. Но у собаки с иллюстрации «г» при равных по длине плече и лопатке и прежней степени высоконогости, лопатка наклонена к горизонту под углом 45, а угол плечелопаточного сочленения равен 90. Эта модель часто предлагается за образец в американской литературе. У такой собаки увеличились в длине лопатка и плечо, что приведет к увеличению массы, и, как следствие к утяжелению или даже к огрублению собаки. Это тревожные симптомы. Строение переда и зада связаны, и обращая внимание на то, что расстояние от точки 2 до вертикали, опущенной из точки 1 у последней собаки больше, чем у первой, приходится констатировать, что собаке «г» суждено быть более длинной по формату, чем первой, при этом она может оставаться пропорционально сложенной (вспомним американских собак).

Еще раз напоминаю, что цель этой статьи - не рисунок с надписью: «Так должно быть!», а понимание процессов, происходящих не с конкретными собаками, а с целыми популяциями. А уже это понимание поможет найти конкретные пути работы с отдельными собаками.

Перейдем к задним конечностям. Я не буду рисовать схемы и утруждать читателя подробнейшим их разбором. Попытаемся рассмотреть какие изменения в задних конечностях приведут к каким последствиям. Бедро выполняет функцию рычага силы, обеспечивая мощь толчка. Голень является рычагом расстояния и влияет на длину шага и плавность движений. Шаг собаки можно разделить на две фазы: пространственная и толчковая. Первая состоит в вынесении задней ноги вперед и захвате пространства для выполнения шага. Вторая начинается с момента прохождения задней лапой собаки вертикали, опущенной через седалищный бугор. Ее задача - мощный толчок для осуществления поступательного движения собаки.  Понятно, что совершенно естественным является требование равенства длины шага передних и задних конечностей. Рассматривать недостатки движения мы не будем. Стандартом предусмотрена «большая приводная мощность задних конечностей». Смею предположить, что для этого необходимо увеличение удельной доли толчковой составляющей в общем цикле шага. Оптимальным следует считать равенство длин бедра и голени.

Увеличение угла наклона тазовых костей к горизонту при постоянных остальных углах приведет к «подставленным» задним конечностям, высокозадости.

Увеличение длины тазовой кости приведет к увеличению формата собаки.

Увеличение угла наклона тазовых костей к горизонту, равно как и уменьшение угла тазобедренного сочленения, приводит к преобладанию в цикле движения задних конечностей бестолчковой фазы, собака делает достаточно длинный шаг под себя, почти не вынося заднюю конечность назад, толчок почти отсутствует, хотя визуально собака делает достаточно длинный шаг, адекватный шагу передних конечностей. Такие движения зачастую кажутся легкими и свободными, но настораживать должно то, что практически очень слабо выражена толчковая фаза шага. У квадратной собаки с передними конечностями, как на иллюстрации «а» (рис. 2), будет наблюдаться перехлест в движении передних и задних конечностей, либо крабообразные движения, что должно обратить внимание к строению зада собаки. Хочется добавить, что компенсируют эти недостатки движения общая растянутость собаки или перед собаки, показанный на иллюстрациях «б» и «в» (рис. 2).

Когда у собаки угол тазобедренного сочленения слишком острый, излишне подтянутый живот, короткая грудная кость, тогда становится заметным узкое бедро. Когда у животного присутствует этот недостаток, обязательно нужно пристальней вглядеться в строение собаки и определить причину его появления. Очень важно помнить, что грудная клетка собаки должна иметь длинную грудную кость и быть параллельной земле сразу за локтями и лишь потом плавно подниматься к паху. Подъем живота к паху образуется группой мышц, крепящихся к последним ребрам и бедрам. Как правило, у собак рядом с красивой линией низа присутствуют широкие, хорошо омускуленные бедра.

Еще один недостаток собак с излишне острым углом тазобедренного сочленения заключается в том, что при движении вперед бедра совершают еще и небольшие отклонения наружу, подобные тем, которые совершает очень высокий человек на маленьком велосипеде (он чтобы не задевать ногами руль немного выставляет их в стороны). Создается впечатление, что задняя часть собаки движется независимо от передней, сама по себе. Чтобы красиво смотреться в стойке таким собакам необходима достаточно удлиненная голень. Она частично компенсирует недостатки движения, вносимые оговоренными выше причинами. Последние выставки показали резкое увеличение количества «голенастых» собак, длинная голень вошла в моду, и мало кого интересует, что это за собой влечет.

При условии, что все углы задних конечностей в норме, укорочнность голени, а значит и длины шага, приводит к тому, что собака начинает слишком высоко поднимать скакательные суставы, при отведении ноги назад, тем самым сохраняя правильную фазировку движений. В сентябре 1996 года на сертификатной выставке в г. Николаев экспонировался ризеншнауцер Григус Арион. Яркая, очень породная собака, но при движении у него наблюдались подобные вышеописанным недостатки, правда степень выраженности была невелика. Рядом с рингом стояли эксперты, которым приходится часто судить шнауцеров. Как оказалось позже, увы, именно эта особенность движений собаки им понравилась.

Очень длинная голень при нормальных остальных параметрах задних конечностей может привести к тому, что для сохранения фазировки движений собаке с совершенно нормальными передними конечностями придется поднимать их излишне высоко вперед, «пассажить». Другими проявлениями этого могут стать неполное раскрытие углов, саблистость скакательных суставов, некоторая высокозадость при движении из-за неполного раскрытия суставных углов.

Как становится видно, количество комбинаций различных сочетаний в строении передних и задних конечностей велико. При желании, уважаемый читатель, Вы можете рассмотреть их на досуге детальнее. Анализ выставок во многих странах мира, специализированных изданий показывает, что чаще всего встречаются две или три из них. Какая из них лучше, какая хуже рассудят время и выставки. Я позволю себе описать два, вполне оформившихся на мой взгляд, типа. Будут приведены клички собак, может быть названия питомников, которые являются воплощением одного и другого типов. Не ставится целью перечислить всех собак, представляющих тот или иной тип. Думается, что вполне достаточно упоминания одной или двух известных кличек, чтобы всему, о чем говорилось выше, были приведены в качестве примера вполне конкретные собаки.

Первый тип представлен достаточно широко за рубежом и у нас. Это такие питомники, как «Маля» (Италия), «Яндумин» (Финляндия), «Берхербос» (Голландия) Характерным для собак этого типа являем я наличие длинной косой лопатки, достаточно близкий к вертикальному постав шеи. Их перед построен подобно показанному на иллюстрациях «б» и «в» (рис. 2). В строении задних конечностей определяющими являются достаточно острый угол тазобедренного сочленения и относительно длинная голень. К таким собакам можно отнести миттелей Яндумин Самсон, Опиум Конкорд, ризенов Виспер ф. Бер-хербос, Квенти ф. Берхербос, Маля Одер, Глорис Квинт, цверга Инбред Декстер. Эти собаки имеют очень красивую линию верха, как правило длинную, очень объемную грудную клетку. Как следствие оговоренных выше особенностей строения у них зрительно выигрышные движения "с отмахом". В стойке, из-за них же, предплечье кажется далеко отстоящим от локтя (расстояние между локтем и коленом относительно велико), что делает собаку визуально растянутой. При этом особенностью является недостаточная мощность толчка задних конечностей, что однако дает преимущества этим собакам при экспонировании на скользком покрытии. Они всегда смотрятся выигрышней своих собратьев с более мощным толчком.

Говоря о втором типе, хотелось бы вспомнить ризеншнауцеров Понт Вейлас, Вилс Леритон Ришел, цвергов питомника «Ришел», миттелей Патриций Грей Джамп, Юдо Чудо Игэлс Циэл и Дарлинг Брис. У собак этого типа передние конечности устроены как на иллюстрации «а» (рис. 2). Сзади угол тазобедренного сочленения равен углу плечелопаточного сочленения (100), а кости таза наклонены к горизонту под углом 20. Выполнение этих требований обеспечивает собаке мощный толчок задних конечностей. Этот тип шнауцера кажется автору более соответствующим требованиям стандарта. Собака, построенная по схеме второго типа всегда будет выглядеть компактней сородичей, описанных ранее, будет обладать более стильными движениями. Подтверждение этому Дарлинг Брис - ярчайшее явление в наших породах за последние годы. Следует помнить, что существует много ярких собак, занимающих промежуточное положение между этими типами, например миттель Эффенди Прима Снель Тей, который не вписывается ни в одну из приведенных схем.

Существует много собак, не вписывающихся в рамки- оговоренных типов и вскоре можно ожидать рождения новых внутрипородных типов. А развитие любой породы основано всегда на разнообразии существующих, сложившихся типов с одной стороны и стремлении создать нечто новое с другой. В любом случае вся эта деятельность имеет целью улучшение отечественного поголовья шнауцеров. Хочется пожелать всем коллегам, занимающимся нашими породами, помнить о нескольких очень важных вопросах:

1. Общий тип важнее и в экспертизе, и в разведении, чем соответствие отдельных статей стандарту. Исключительно до тех пор, пока мы будем трепетно сохранять уже хорошо оформившийся у нас тип шнауцера, мы будем иметь одних из лучших шнауцеров в мире.

2.  Для всех трех пород самым важным является соответствие общему типу шнауцера; не зависимо от размеров карлики и гиганты должны быть абсолютно схожи по типу. Представляется, что лишь соблюдение этого принципа обеспечит эффективное развитие наших пород и станет гарантом от их регресса и забвения.  Именно в этом триединстве заложен успех развития каждой из пород в отдельности.

3.   Отбор   особей,   соответствующих  стандарту,    обеспечит   сохранение   менталитета, присущего шнауцерам. Увлечение красивостью и изяществом может привести к изменениям черт характера данной породы.

Автору очень хочется предостеречь читателей от категоричности в подходе к существующим собакам. Любая порода всегда находится под влиянием противоречивых тенденций. Разведением занимаются всегда конкретные люди и, как показывает опыт большинства стран мира, достаточно быстро разводимые ими собаки обретают «авторские» черты. У этой стабилизирующей тенденции есть ее противоположность - создание чего-то нового, что оформившись и закрепись в новых формах, становится исходным материалом для очередного витка созидательного творчества.

Попытки вычленить те характеристики, которые определяют принадлежность животных к тому или иному типу очень важны, ибо они позволяют понять какие недостатки или- достоинства являются только свойствами одной конкретной собаки, а какие являются характерными для целой популяции и определяют границы одного из множества внутри-породных типов.

Осознание этих границ очень важно для стабилизации существующих уже типов и может стать основой для успешного и направленного созидания новых. Этот процесс бесконечен и является главным условием успешного процветания наших пород.